(3812) 53-99-14 644024, г.Омск, ул. Декабристов, 45
e-mail:info@biomedservice.ru
Группа "ВКонтакте" - Аптека Биомедсервис

Дешевые лекарства исчезнут из аптек?

Круглый стол "МК в Омске": дешевые лекарства исчезнут из аптек?

Московский комсомолец (Омск) 10 февраля 2016

Сейчас потребителя может расстроить высокая цена, но также он насторожится, если стоимость товара будет низкой. В аптеках на полках есть дорогие пилюли, а есть и дешевые.

 

Пресс-служба РЭК Омской области.

Об их существовании как-то уже позабылось, однако они есть и они наши, российские! В рекламный бизнес иностранные фармкомпании так вложились, что их лекарства мы знаем лучше отечественных – сетуют одни, а другие говорят, что в аптеках сознательно не предлагают недорогие препараты, третьи уверены, что качественными могут быть только таблетки верхнего стоимостного ряда. Так ли это? Об этом и многом другом говорилось на встрече, которая прошла в формате круглого стола. Организаторами его стал «МК в Омске».

Как измерить потолок?

Все мы ходим в аптеки и покупаем лекарства – это те расходы, от которых никто из нас не готов отказаться, но готовы экономить. Например, можно заменить импортные дорогостоящие препараты более дешевыми российскими аналогами. Возьмем пример – импортный «Нурофен». Лекарство от любой боли, стоит в омских аптеках 120 рублей, действующее вещество его – ибупрофен, он входит в список жизненно важных лекарственных препаратов, цены на которые регулируются государством. Таблетка «Ибупрофена» стоит 19– 20 рублей. Или взять отечественный «Панкреатин» (препарат для пациентов, имеющих проблемы с желудочно-кишечным трактом) – его цена 18 рублей. Зато мы все знаем про «Мезим», стоимость которого свыше 70 рублей. Вроде и цифры невеликие, но экономить можно и по копейке.

 

Пресс-служба РЭК Омской области.

– У нас население запрограммировано, и это относится даже к некоторым фармацевтам, что качественными могут быть только зарубежные препараты, а дешевое не может быть качественным, – говорит директор ООО «Аптека Биомедсервис» Олег Мирошник, – однако себестоимость собственно химических веществ в составе любого лекарства составляет 3-5 процентов. Все остальное – маркетинг, лицензии, отчисления правообладателя и прочие надбавки. Пример того, что качественные препараты могут стоит дешево – цитрамон за 5-7 рублей, содержащий 3 действующих вещества. Другое дело, что многие стремятся продавать цитрамон более дорогой – за 50 рублей, и дешевый препарат встречается в аптеках все реже.

– Надбавка на стоимость жизненно важных препаратов формируется от фактической отпускной цены завода, это та часть прибыли, за счет которой живет аптека, – рассказывает начальник отдела регулирования транспортных и социально-значимых услуг РЭК Омской области Юлия Четвергова. – На сегодняшний день предельный уровень надбавки на лекарства составляет: до 50 рублей – 20%, до 500 – 15%, все, что выше — 13%. Это оптовые надбавки. В розницу: до 50 рублей – 30 %, до 500 – 25 %, свыше – 18 %.

Однако нужно помнить, что государством регулируются лишь надбавки на жизненно важные препараты, то есть те, которые существенно влияют на уровень заболеваемости и смертности в России. Речь идет о 608 международных непатентованных наименованиях. Этот предел одинаков как для частных, так и для государственных аптек. При этом в Министерстве здравоохранения Омской области отмечают, что иногда одни и те же лекарства в разных аптеках могут стоить по-разному. И если цена на ту или иную лекарственную группу выше, это вовсе не означает, что фармацевты хотят нажиться за ваш счет.

– Цена на жизненно необходимый и важнейший лекарственный препарат зависит от фактической отпускной цены производителя, оптовой надбавки, используемой фармацевтической организацией оптовой торговли в рамках предельно допустимой и розничной надбавки, которую применила аптека к фактической отпускной цене производителя, – пояснила заместитель начальника отдела организации лекарственного обеспечения управления по фармацевтической деятельности и производству лекарств регионального минздрава Светлана Карлова.

– Например, предельная надбавка 20%. Одна аптека будет продавать с максимальной надбавкой, и это в пределах допустимого. А второй достаточно надбавки в 5%, поэтому для покупателя цена будет меньше, – поясняет и начальник контрольно-ревизионного отдела РЭК Омской области Александр Яроцкий.

Региональная энергетическая комиссия отслеживает каждое колебание цены на лекарства путем проведения мониторинга розничных цен и установленных надбавок. Также в 2015 году вместе с прокуратурой специалисты службы провели ряд проверок в аптеках. Контролируется два направления: фактическая надбавка и фактическая розничная цена, которая должна быть не выше предельной цены («потолок», который составляет отпускную цену на препарат завода-производителя плюс максимальную надбавку, установленную РЭК ).

– Хочу добавить, что все жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты проходят процедуру регистрации предельной отпускной цены производителя, далее продвижение лекарственного препарата осуществляется с обязательным оформлением протокола согласования цен. В протоколе согласования цен также отражается фактическая отпускная цена производителя и размер надбавки оптового поставщика, – комментирует далее и Светлана Карлова, – он есть в аптеках, с ним можно ознакомиться в случае сомнений в правильности формирования розничной цены. Кроме того, в аптечных организациях имеется информация о предельных розничных ценах, действующих на территории Омской области.

РЭК отметила, что аптеки все же стараются держать цены, по крайней мере, на жизненно необходимые и важнейшие препараты. Кстати, за нарушения ценообразования на лекарственные препараты предусмотрены штрафы в размере 50 тысяч для должностных лиц, для юридических – 100 тысяч рублей. У населения есть право жаловаться, если цена завышена, но для этого рекомендуют написать заявление в РЭК с приложением чека.

Нежеланный ассортимент?

– В каждой аптеке должен быть определенный ассортимент лекарственных препаратов, – рассказывает начальник отдела по организации лекарственного обеспечения управления по фармацевтической деятельности и производству лекарств Министерства здравоохранения Омской области Маргарита Савченко, – утверждается он не реже одного раза в три года распоряжением Правительства РФ. Это обязательно препараты из списка жизненно важных, имеющие не менее 2 торговых наименований в аналогичных лекарственных формах и дозировках, производимых двумя и более производителями (за исключением лекарственных препаратов, производимых единственным отечественным производителем). Цена препарата в эти критерии не входит.

 

– Ценовой фактор для большинства населения имеет значение, – заявляет руководитель сети аптек «Семейная» Василий Барняченко, – но все равно население покупает брендовые марки. К дешевым препаратам у людей отношение настороженное, все же зомбирование через СМИ идет, да и производителю невыгодно выпускать недорогие лекарства. Но если аптека в своем ассортименте не будет иметь недорогие лекарства, она может потерять часть потребителей.

Предельный уровень надбавок на лекарства из списка жизненно важных не менялся с 2010 года, получается сейчас, что упаковка стоит дороже самого препарата. Так, одна из старейших российских фармацевтических фабрик «Акрихин» перестала выпускать парацетамол. Десять таблеток в бумажном блистере стоили сущие копейки, эту же таблетку производят на «Татхимфармпрепараты»,  они упакованы в красивую коробочку и блистер уже пластиковый, и стоит он дороже. Также перестали производить панкреатин на фабрике, которая появилась уже в постперестроечное время, «Валента Фарм». Ни предприятие с традициями, ни созданное в новейшее рыночное время не посчитали нужным работать себе в убыток.

Может быть государственные аптеки, которые обладают производственными возможностям, наполнят полки продукцией? 

– Вряд ли, – говорит генеральный директор аптечной сети «ГОСАПТЕКА» Игорь Богдашин, – производственные аптеки были составной частью больницы, изготовление лекарства относилось к искусству врачевания – врач оценивал состояние больного и рекомендовал провизору, как и в каких пропорциях смешивать составляющие, учитывая особенности пациента. Педиатры и многие врачи до сих пор вспоминают болтушки и мази, которые аптеки и сейчас имеют возможности изготовить. Срок хранения малый, но этого хватает, чтобы вылечить пациента. Сейчас мы перешли на стандарты и изготавливаем лекарственные формы по утвержденным прописям. Например, наш «протаргол» стоит примерно в 1,5 раза дешевле чем «сиалор».  Но все-равно ручная работа и индивидуальный подход не могут быть дешевыми. 

То, что работники аптек нацелены на продажу более дорогостоящего препарата, тоже правда – это правила рынка. Продашь дороже, получишь больше прибыли, мотивация понятная, но здесь еще нужно подсчитать и производительность труда. Фармацевту за один рубль дойти до полки невыгодно, поэтому сейчас стали говорить о том, что препараты нижнего стоимостного ряда переходят в виртуальный мир. На сайтах можно отыскать одни и те же лекарства почти даром. Так, «Эналаприл» в аптеках стоит 10 рублей, на одном из сайтов его можно обнаружить за 7 рублей 90 копеек.

Пытаясь сэкономить, покупатели нередко просят «раздробить» упаковку: продать один блистер с таблетками вместо трех, что лежат в упаковке, отпустить одну ампулу дорогостоящего средства, а не коробочку из 10 штук, или пытаются купить только один из двух флаконов с тест-полосками для глюкометра. Это тоже возможно, говорят аптекари.

В Минздраве Омской области работает справочный телефон (77-61-49) по лекарственному обеспечению. Но вот парадокс: бывает, что даже прагматичные пенсионеры говорят – не надо мне за 10 рублей, они мне не помогут, дайте хотя бы за 50. На это можно лишь пожать плечами. Все же омичей призывают не поддаваться на уловки акул фармбизнеса, тем более сейчас, когда в стране бушует эпидемия гриппа.

 


Назад